Александр Клименко - за отчеты по e-mail

Первый зампредседателя ГНА в Донецкой области считает, что отношение бизнеса к налоговой зачастую основано на мифах
Александр Клименко - за отчеты по e-mail
Фото: Сергей Ваганов
Справка
Критерии внимания, по которым СПД может попасть в список рисковых:
n если количество работающих на предприятии, по данным расчета коммунального налога на последнюю отчетную дату, менее 12;
n  директор и бухгалтер - одно лицо;
n предприятие зарегистрировано по адресу массовой регистрации СПД;
n количество деклараций "к сведению" и уточняющих расчетов по ПДВ, больше трех;
n количество деклараций "к сведению" и уточняющих расчетов по декларациям налога на прибыль больше трех;
n корректировка в уточняющих расчетах валовых доходов, валовых затрат или начислений составляет более 10%, чем в сданных по сроку декларациях налога на прибыль за тот же период;
n уставный фонд на текущую дату более 200 тыс. грн.;
n валовые доходы равняются валовым расходам или отличаются на 2% в декларации налога на прибыль;
n налоговый кредит равняется налоговому обязательствам  или отличается на 2% - по последней из поданных деклараций НДС;
n наличие расхождений по налоговому кредиту  и налоговым обязательствам больше 500 тыс. грн.;
n состояние плательщика (3, 4, 5, 7, 8, 9, 10, 14, 23, 32);
n амортизационные отчисления меньше 5 тыс. грн. в декларации по налогу на прибыль, которая есть последняя на текущую дату;
n среднемесячный оборот операций по декларациям по НДС за 2010 год больше 10 млн. грн.

Сегодня, 3 августа, должен быть опубликован проект нового налогового кодекса с 300 поправками, которые появились после первой редакции документа. О нюансах нового и ныне действующего налогового законодательства "Салон" беседует с первым замом ГНА в Донецкой области Александром Клименко.

- На действия налоговиков чаще нарекает малый бизнес, чем крупный. А вам с кем легче работается - с малым или крупным бизнесом?
- Просто мелкого бизнеса - больше. Для нас эти два направления одинаково важны, хотя, понятно, что крупный бизнес дает более масштабные поступления. Налоговым сопровождением крупного бизнеса занимаются отдельные управления. Сегодня большой бизнес стал транснациональным, но его корни здесь, и мы периодически общаемся с крупными налогоплательщиками, которых я, кстати, знаю поименно.
А для работы с малыми и средними компаниями - разработан четкий алгоритм. Есть унифицированная схема сопровождения. Здесь главная проблема - это фиктивный налоговый кредит и работа с предприятиями, которые используют в своей деятельности эти схемы. Сегодня острота проблемы фиктивной налоговой накладной благодаря работе наших сотрудников уменьшается. Но мы нацелены на то, чтобы прекратить и сделать экономически небезопасной работу с этими видами предприятий - транзитными конвертационными группами. Кстати, совсем недавно работниками налоговой милиции был ликвидирован "конверт" с оборотом 6 млрд. грн., в котором были задействованы и украинские предприятия, и предприятия-нерезиденты.
Есть реальный сектор экономики, который мы мониторим по 15 критериям на предмет попадания в транзитные группы и выявления никчемных сделок (занижение стоимости продаваемого товара).
- В такой ситуации у налоговиков бывают ошибки?
 - На данный момент такой судебной практики нет, то есть мы ее нарабатываем в судах, но здесь нужно говорить немного в другой плоскости: это не ошибка, а неоднозначность действующего сегодня законодательства. Или есть недоработка в сборе доказательной базы, я бы не назвал это ошибкой, это отсутствие правильно сделанной работы, потому что ошибок в выявлении, персонализации конвертационно-транзитных групп у нас нет. Мы их четко знаем и четко работаем над их ликвидацией.
В мае мы перевыполнили план на 96%, поступления выросли на 112 млн. грн. в сравнении с прошлым годом. Причем это не за счет необоснованных переплат, это ведь стереотип - налоговая перевыполняет план за счет того, что все забирает у бизнеса. Сейчас - кризис, все ограничены в финансовых ресурсах, как это мы забираем у бизнеса деньги? Это просто предубеждение.
Проверок меньше
 - Вернемся к малому бизнесу, представители которого говорят, что налоговых проверок стало больше.
- Нет, если посмотреть статистику, проверок с каждым годом все меньше. Плюс отбор плательщиков для проверок идет по четким критериям налогового риска. Это балльная система, и кто набирает большее количество баллов, тот ставится в очередь на проверку. Важно, что при сокращении числа проверок результативность из года в год растет. И к тому же процент оспаривания уменьшается. Значит, мы стали работать более профессионально, умеем убеждать бизнес. Если говорить об удельном весе проверок, то динамика будет уменьшаться и впредь, сегодня государственная задача - не терроризировать малый бизнес.
 - Как вы прокомментируете необходимость уплаты "единоналожниками" дополнительных взносов в Пенсионный фонд...
- Я считаю это правильным. Здесь есть вторая сторона медали - мы говорим о пенсионном обеспечении самих работников, которые работают в том же бизнесе. И нужно учитывать, что другие виды бизнеса не должны нести большую налоговую нагрузку. Ведь если предприятие по критериям подпадает под упрощенную систему, то у них нагрузка на фонд оплаты труда выше, чем у "единоналожников". Это не должно ставить его в привилегированное положение, нагрузка на бизнес должная быть равная.
 - Сегодня многие предприниматели жалуются на невозможность сдать отчет в налоговую...
 - Мы опять уходим в стереотипы. Мол, налоговая не принимает отчетность. А почему? Возьмем, к примеру, торговое предприятие, которое из года в год, из месяца в месяц несет убытки, но при этом руководитель позволяет себе дорогие покупки - недвижимость и пр. Возникают сомнения - такое предприятие не может длительное время быть убыточным. Вопрос не в приеме декларации, а в обоснованности тех цифр, которые предприятие сдает в инспекцию. Не принимая декларацию, мы не увеличиваем поступления в бюджет. Может быть, есть перекосы на местах, мы с этим боремся. Но массовости непринятия налоговых деклараций у реального сектора экономики - нет. Другое дело, если это конвертационные центры...
- Говорят, что есть какие-то списки, попав в которые, предприниматель не может сдать отчет. Это так?
- Есть критерии, по которым предприятие может попасть в список рисковых (см. в справке - ред.). Скажите, как предприятие может вести деятельность, если у него не совпадают юрадрес с фактическим? Если произошла такая смена, нужно вовремя уведомлять. К тому же есть места массовой регистрации, когда в однокомнатной квартире числятся десятки предприятий, или руководитель и бухгалтер - одно лицо, при этом ведет 25 предприятий. Но, конечно, каждый случай - индивидуален.
Есть еще один стереотип - все борются за увеличение налоговой нагрузки. Это не критерий, мы понимаем, что сегодня та или иная отрасль платит в бюджет на определенном уровне, и два-три предприятия не могут сильно отличаться. Если мы начинаем разбираться, то выясняются схемы налогового кредита и, как следствие, необоснованные налоги.
-И все же, куда обращаться, если не принимают отчет?
- Есть горячая линия, линия по коррупции, мы открыты, ни одно обращение не остается без внимания, будет дана оценка каждому налоговику, если есть там противоправные действия.
 - А вы не считаете, что бессмысленно жаловаться, или это тоже стереотип?
 - Наша задача - вести диалог с бизнесом. Но часто диалог путают со вседозволенностью. Или же происходит монолог или даже истерика предпринимателей. Сегодня нет необоснованных претензий к предпринимателям, реальному сектору экономики, потому что сегодня есть чем заниматься. Возьмем пример: идет работа по ликвидации конвертационного центра. При этом назначается ряд оперативных мероприятий по реальному сектору экономики. К ним приходят сотрудники налоговой милиции, изымают доказательную базу - первичные документы. И все кричат - налоговая увеличивает проверки, а скажите, это что - давление на бизнес? Понятно, что в поисках клиентов конвертационных центров мы выйдем не менее чем на 60 предприятий на первом этапе. Это означает увеличение проверок? Нет, это реальное доведение ситуации до логического конца. Я всегда говорил, что никому не позволено нарушать закон, чем бы это ни было мотивировано.
- Допускается ли, что предприятия могли не знать, что пользуются услугами конвертационных центров?
- Это исключено. Там кроме хождения бумаг, ничего нет.
 - Давайте не о такой страшной теме, как "конверт"... Вы приветствуете введение электронной отчетности?
- Это шаг к европейским стандартам. Это, кстати, исключает возможность не принятия декларации. Нет человеческого фактора. Чем больше людей будут приходить к сдаче отчетов в электронной форме, нам "а" - проще администрировать процесс, "б" - минимизируется контакт органов налоговой и предпринимателей, исключаются заведомо напряженные моменты, какие-то коррупционные схемы. Сегодня есть все технические условия для сдачи электронной отчетности. Мы приветствуем это, и у нас даже есть показатель - количество привлеченных к электронной отчетности плательщиков.
О новом налоговом кодексе
- Ну и новое налоговое законодательство. Мы видели окончательную редакцию?
 - Давайте по порядку. В первом чтении принят закон № 6509, который в силу значимости для каждого гражданина вызвал достаточно много нареканий и обсуждений. Было подано более 5,5 тысячи поправок, из них 300 включили в ту редакцию документа, которая 3 августа будет опубликована и ляжет в основу следующих обсуждений. Мы будем их активно проводить - 17 августа в Донецке состоится кустовое совещание совместное с соседними областями, где будет обсуждаться уже имеющийся массив информации. В других регионах тоже пройдут подобные мероприятия. И в сентябре все наработки будут переданы для работы в комитете ВР для внесения поправок, после чего законопроект будет выставлен на второе чтение. Новый бюджет должен быть рассчитан уже по новому налоговому законодательству.
- Вам известно, изменены ли положения проекта нового налогового кодекса, вызвавшие наибольшие споры?
 - Конкретных идей было не так много, они вошли в законопроект. Наиболее остро стоят вопросы по среднему и малому бизнесу. Споры идут о введении хронометража, обследования территории. Хотя эти нормы есть и сегодня в действующем законодательстве.
- А безакцептное списание, например?
 - Эта строка пока есть как вариант, но она дискуссионная. Хотел бы обратиться ко всем активным гражданам, чтобы они приняли участие в обсуждении. Я гарантирую, что все реальные предложения будут услышаны.
 - Готова ли налоговая к увеличению своих полномочий, к большей нагрузке?
 - Да, мы готовы. Возьмем, к примеру, закон № 2275. Там в основном борьба с выплатой зарплаты в конвертах, чтобы в результате увеличить поступления в бюджет. Есть полномочия, есть и ответственность. В борьбе с теневым сектором и выплатой зарплаты в конвертах мы их реализуем. Мы готовы к увеличению нагрузки и морально, и профессионально.
Автор: Лариса Лазоренко
Все статьи рубрики: Бизнес
«Салон Дона и Баса», выпуск: № 59 (1638) 03.08.2010