Брат и сестра встретились спустя 66 лет

Служба Красного Креста помогла воссоединиться семье, разлученной во время Великой Отечественной
Брат и сестра встретились спустя 66 лет
Фото: Сергей ВАГАНОВ

В Донецком аэропорту произошла встреча разлученных во время Великой Отечественной войны брата и сестры Галецких.

Ирина и Всеволод не виделись 66 лет, за это время каждый из них прожил свою жизнь: Всеволод на Донбассе, Ирина - в Америке, но сейчас семья снова воссоединилась.

Невольная разлука

До войны семья Галецких жила в Горловке. Ирину вместе с сестрой в 1943 году угнали в Германию, в Мюнхен. Там она работала на оружейном заводе, где делали снаряды для фронта. До 1945 года она не знала, что с ее семьей. Только после войны пришла весточка: "Мне передали письмо, в котором все было зачеркнуто. Понятно было только то, что семью в 43-м тоже угнали в Германию, но после они вернулись. Мне даже не дали конверт, только исчерканный цензурой листок письма". Так связь с семьей оборвалась.

Ирина собиралась вернуться на родину, но в Германии ее задержала любовь. В 1946 году она вышла замуж за бывшего военнопленного и в 1948 году у них родилась дочь Татьяна. "Это он не отпустил меня обратно. Говорил, что будем жить там, а потом собирались переехать во Францию. В итоге он поехал первым и загулял там. Мы стали ему не нужны. Я перестала ждать, когда он позовет нас к себе, и подала на развод", - рассказывает Ирина о том, как осталась с трехлетней дочерью на руках одна в чужой стране, которая за время плена и тяжелой работы после войны ближе не стала.

Всеволод это время вспоминает так: "После войны мы перебрались в Донецк. Возвращаться в Горловку не было смысла - у нас там ничего не осталось. Вшестером мы жили на съемной квартире. Даже не на квартире, а на кухне. В комнате жили хозяева, а мы всей оравой спали на кухне. Мать одно время жила в землянке. Старшая сестра сразу же пошла работать в забой. Я окончил семь классов, год проработал на шахте, а потом оказался на флоте, где прослужил пять лет".

Новые земли

В это же время Ирина принимает решение ехать в Австралию - единственный материк, которого почти не коснулась мировая война. Но путешествие закончилось на полпути - в американской Филадельфии, где семья Ирины живет до сих пор. Первое время она работала на мясокомбинате. "Это была очень тяжелая работа, все время приходилось работать в холодильнике - цеху по разделке мяса, где все время сохраняется низкая температура", - вспоминает Ирина. После устроилась уборщицей в офис, но проявила предпринимательскую сноровку, и через некоторое время под ее началом работали уже около тридцати человек. "Карьера пошла вверх, я перестала чистить офисы", - как говорит она сама об этом подъеме. В свои 84 года Ирина до сих пор ведет активную деловую жизнь. Она - квартирная хозяйка, живет в собственном доме, два этажа которого сдает в аренду. Кроме того, курирует службу помощи престарелым людям.

Всеволод вспоминает о своей службе на флоте, в северных морях на ледоходе "Большой охотник". Рассказывает, как после службы участвовал в поднятии целины, потом вернулся рабочим на Донбасс, где и трудился до пенсии. Сейчас в семье Всеволода более двадцати человек - дети, внуки и правнуки. Практически все это семейство приехало в аэропорт встречать потерянную родственницу. По словам Всеволода, он знал, что сестра выжила после войны, мать рассказывала ему о том, что она осталась в Германии. Но только семь лет назад дочка Всеволода Лидия решила начать активные поиски родственницы через службу Красного Креста. После многочисленных запросов пришел ответ из Германии.

Долгая память друг друга

Ирина в подробностях помнит этот телефонный звонок: "Я взяла трубку, сказали, что из Красного Креста, спросили Ирину. Я подумала, что опять будут звать в волонтеры или просить денег на благотворительность. Я и без того очень много отдаю! Я сказала, что Ирины дома нет, а я - Мария. Тогда попросили передать Ирине, что у нее нашелся брат в Украине. У меня сразу выступили на глазах слезы и я начала кричать: "Это мой брат! Это мой брат!"

На удивление, за все это время Ирина не забыла русский язык. "Я могу говорить по-русски, по-украински, по-польски и по-английски", - сразу предупредила она журналистов. Дочка Ирины - Татьяна - хорошо говорит по-украински. Она сообщила, что муж у нее русский и в семье они общаются на этих двух языках, чтобы не забывать ни тот, ни другой. Еще она рассказала, что в их семье мать всегда готовила борщ, вареники и холодец, потому что не переносила американской еды. "В Филадельфии есть русская община, и мы стараемся сохранять память о родине", - говорит Ирина.

Она неимоверно похожа на свою мать в зрелом возрасте (родственники привезли старые снимки прямо в аэропорт - ред.), и Всеволод признается, что легко узнал ее на фотографии. Он говорит, что две ночи до встречи с сестрой, о которой у него только детские воспоминания, не мог спать и все время плакал. И при встрече оба не сдерживали своих слез. Еще во время беседы с журналистами начался семейный разговор о детских воспоминаниях, о том, кто из братьев и сестер как прожил жизнь. "Я не думала, что все уже поумирали", - жалеет о времени без семьи Ирина. В Донецке она задержится на две недели. За это время хочет познакомиться со всей новой родней, а также проведать могилы родителей и других братьев и сестер. n

Автор: Роман КУПРУМОВ
Все статьи рубрики: Регион/Украина
«Салон Дона и Баса», выпуск: № 53 (1429) 11.07.2008