Большие игры в придунайском регионе

"Румынский след" в молдавской революции может сильно повлиять на мировую ситуацию
Большие игры  в придунайском регионе
Фото: АР

События, происходящие в Молдове, порождают ряд вопросов: во-первых, не начало ли это новой цветной революции? Во-вторых, приложила ли Румыния свою "руку" к тому, чтобы начались акции протеста? В-третьих, каковы могут последствия для мировой политики, если все же за демонстрациями стоит Румыния?

Бархатная ли ты, революция молдавская?

Как же происходят цветные революции, каковы их алгоритм и механизмы (речь пойдет лишь о форме цветных революций, но не о содержании)?

Вот что пишет об этом главный научный сотрудник Института Европы РАН Дмитрий Фурман: "Механизм цветной революции ясен. Происходят выборы. ЦИК объявляет, что победил кандидат партии власти (или провластная политическая сила, если выборы в парламент) - действующий президент или тот, кого он назначил своим преемником. Оппозиция выводит своих сторонников на площадь. Начинается "война нервов". При этом обе стороны стараются не доводить дело до крови - для каждой из сторон очень важно представить дело так, что именно она держится строго в рамках  законности. Происходит демонстрация физической силы (на улицах - сотни тысяч человек, это - реальная физическая угроза), но до применения силы стараются дело не доводить.  При этом, естественно, возможны и даже неизбежны провокации - ведь в этой ситуации выгодно показать, что противник преступил закон и первым применил силу. Если  у оппозиции нервы крепче, на провокации она не поддается, если из лагеря власти начинаются перебежки, власть теряет уверенность в поддержке силовиков, боится и начинает переговоры, если  на нее оказывается сильное давление извне (приезжают всякие Хавьеры Соланы, правителю обещается личная неприкосновенность  и т. д.), оппозиция может победить. Результаты выборов аннулируются, происходят новые выборы".

Хочу также обратить ваше внимание на то, что написал в своей книге "Выборы и вилы" ныне покойный Евгений Кушнарев: "Строго говоря, абсолютно все так называемые "бар­хатные" революции на самом деле реализовывались с грубыми нарушениями действующего национально­го законодательства. На то они и революции. Их "бар­хатность" заключалась в том, что в ходе захвата власти (а именно это имело место) удавалось избежать массового насилия, жертв и грабежей".

Между тем, 7 апреля в Кишиневе участники митинга устроили штурм парламента и резиденции президента, забросали булыжниками прибывшую пожарную машину и полицейский спецназ. Толпа протестующих ворвалась в здание резиденции президента, водрузила над входом румынский флаг, а на шпиле над зданием - флаг Евросоюза. Здание затем подожгли. В нем были разбиты все окна с первого по третий этаж.

Таким образом, был сразу нарушен главный принцип всех цветных революций, проходящих под эгидой дядюшки Сэма - избегать насилия, насколько это возможно, чтобы в мире создать хороший имидж для протестующих и не дать оснований властям для применения силы.

Недаром оппозиция Молдовы немедленно отмежевалась от тех, кто ворвались в парламент и дрались с полицией. Лидер Либерально-Демократической партии Молдавии Влад Филат заявил: "Лидеры оппозиции пытались во время акций протеста направить их в мирное русло. К сожалению, нам это не удалось до конца, вина за это лежит не только на нас, но и на власти. В то же время мы решительно отмежевываемся от тех, кто допустил эту вакханалию и акты вандализма".

Филат и другие оппозиционеры прекрасно понимают, что происходящее в Молдове не имеет даже видимой легитимности и романтизма, как цветные революции, - это типичный бунт. То, что мы могли видеть в Молдавии 7 апреля, это пример охлократии (власть толпы), когда никем не управляемые массы народа делают, что им вздумается. Во времена цветных революций такого не было, у протестующих были предводители, дисциплина и хороший режиссер. Вопрос в том, кто "ставил" молдавские протесты и был ли постановщик вообще?

Великая Румыния

После массовых беспорядков в Кишиневе, в ходе которых звучали призывы присоединения к Румынии и протестующие несли румынские флаги, Молдавия решила ввести с соседом визовый режим.

"Мы приняли решение ввести визовый режим с Румынией. Кроме того, посол Румынии в Молдове объявлен персоной нон грата. Во всех происходящих у нас процессах замешана Румыния. Терпение тоже имеет границы. Нам известны авторы этих событий, часть из них сбежали. Влияние Румынии очень серьезно, и чувствуется очень серьезная агентурная работа", - сказал президент Молдовы Владимир Воронин.

Что ж, можно сказать, что участие румынских спецслужб в подготовке акций протестов более чем вероятно, идея Великой Румынии давно укоренилась в сознании многих власть имущих в Бухаресте.

Великая Румыния - идея максимального расширения границ Румынии. Этот замысел реализовывался во время существования Королевства Румыния, когда после объединения Румынии и провозглашения ее независимости в ходе вооруженных конфликтов и войн границы государства были максимально расширены. Во время Второй Балканской войны в состав Румынии вошла Южная Добруджа, затем после распада Российской империи в Бессарабии была провозглашена Молдавская Демократическая Республика, которая объединилась с Румынией. После распада Австро-Венгрии в ходе Чехословацко-Венгерской войны были аннексированы Трансильвания и Буковина. Период между 1918 и 1940 годами был временем наибольшего расширения границ государства.

Сегодня многие румыны и большая часть политической элиты в Бухаресте считают Молдову неотъемлемой частью своей страны. Объясняется это тем, что этнически румыны и молдаване - очень близкие народы, имеющие один язык. Немалую поддержку идея унии (объединения) имеет и в Молдавии. Ряд деятелей культуры и официальных лиц Молдавии неоднократно заявляли о принадлежности молдаван к румынскому этносу ("мы румыны - и точка"). Но, по всей видимости, существующей поддержки населения недостаточно для реального воплощения этого плана унии демократическим путем, при помощи референдума. Так, президент Молдавии Владимир Воронин заявил: "94 % коренного населения Молдавии считают себя молдаванами, а не румынами".

Самоидентификация населения куда важней для реальной политики, чем реальная этническая принадлежность. Этого не понимают лишь политики, "ослепленные" национализмом, неважно, где они находятся - в Киеве или Бухаресте.

Между тем румынские политики продолжают "гнуть свою линию". Так, в 2006 году перед молдавскими школьниками, приехавшими в Бухарест, проговорился президент Румынии Т. Басеску: "Румыния все еще остается разделенной на две страны, однако румыно-молдавское объединение будет иметь место внутри Европейского союза и никак не иначе".

Однако политики из Бухареста не только ограничивались разговорами, но и делали практические шаги для реализации своих замыслов. Еще раз дадим слово Воронину: "У нас выходят газеты, финансируемые Румынией, начиная с Literatura si arta. Румыния платит многим учреждениям и деятелям Молдовы для продвижения идей румынизации. У нас есть и политические формирования, которые незаконно финансируются Бухарестом, поскольку национальное законодательство запрещает поддержку партий извне. Прокуратура провела расследования, которые подтвердили это, следствие продолжается и сегодня". Это выдержка из интервью Владимира Воронина за 2007 год румынской газете Evenimentul Zilei ("Событие дня").

Думаю, господа, у нас нет оснований не верить Владимиру Воронину. Да и давайте подумаем, какой смысл президенту Молдовы обострять отношения с Румынией до такой степени, чтобы объявить посла персоной нон грата и ввести визовый режим? Хочет создать образ врага? Но в этом случае "игра не стоит свеч", ведь в Молдове у немалой части населения сильны симпатии к Румынии и такие деяния Воронина не прибавят ему популярности. Что еще более важно, Румыния входит в ЕС, и конфликт с ней поставит Молдову в сложное положение, ведь могут стать хуже отношения со всем Союзом, а огромное количество молдаван работают в Европе и напряженность в отношениях с ЕС может вызвать социальные проблемы в стране, если людям перестанут выдавать трудовые визы. И вообще, как много раз заявляли молдаване, они видят свое будущее в ЕС. Значит, Владимир Воронин имел железобетонные основания для обвинения Бухареста, раз пошел на такие беспрецедентные меры.

Мы можем сделать следующий вывод: румынские власти проводили масштабную агитацию, готовили своих агентов влияния из граждан Молдовы. И могли решить, что в апреле 2009 г. пришло время осуществить план унии, используя технологии цветных революций. Только, как известно, спектакль по одному и тому же сценарию ставят разные режиссеры: у одного получается шедевр, а у другого такая ерунда, что его и актеров закидывают гнилыми помидорами. Не дотянули румынские постановщики до уровня своих коллег по НАТО.

Аншлюс возможен?

Как учит история, насильственные аншлюсы (присоединение, союз) государств всегда осложняли мировую ситуацию. Самый известный такой акт в мировой истории произошел в 1938 году, когда Германия практически оккупировала Австрию, правда, без единого выстрела: австрийской армии приказали капитулировать испугавшиеся венские политики (возможно, они понимали бессмысленность сопротивления). Гитлер испугался, что его идея о едином немецком Рейхе не будет поддержана австрийцами на референдуме, и сыграл на опережение. Это стало первым шагом ко Второй Мировой войне.

И сегодня создание прецедента насильственного аншлюса может привести к сложным последствиям в мировой ситуации. Так, многие болгары считают Македонию частью Великой Болгарии, в Греции на Кипр смотрят как на неотъемлемую часть своей страны, сербы же могут пожалеть, что отпустили Черногорию, итальянцы могут вспомнить о своих претензиях на Албанию. Все это не улучшит мировую ситуацию, а наоборот, усложнит до невозможности. Мы сейчас хорошо видим, к чему привел косовский прецедент, вот только еще молдавского прецедента сейчас и не хватало для полного крушения мировой правовой системы.

Судьба Приднестровья

Нужно также отметить, что в случае унии между Румынией и Молдовой (неважно - насильственной или добровольной) Приднестровье для Кишинева будет потеряно навсегда. Напомню, что сам приднестровский конфликт возник по вине молдавских националистов, которые попытались молдавизировать (читай - румынизировать) Приднестровье. Был принят дискриминационный закон "О государственном языке", который выкидывал русский язык из всех сфер жизнедеятельности. Власти Молдовы совершено не реагировали на массовые акции протеста, проходящие в Приднестровье, они априори воспринимали приднестровцев как людей второго сорта.

Ситуацию накалял Бухарест, который уже тогда пытался добиться унии. В результате началась гражданская война, которая тогда фактически привела к отделению Приднестровья. Так что "под румын" приднестровцы не пойдут живыми. И сейчас, когда в мире существуют косовский и абхазский прецеденты, судьбу Приднестровья в случае унии будут решать Москва и Киев (конечно, если у нас будут на тот момент проукраинские, а не проамериканские политики у власти), а не Кишинев с Бухарестом. Но будем надеяться, что до такой ситуации все же не дойдет.



Автор: Сергей МИРКИН
Все статьи рубрики: Аналитика
«Салон Дона и Баса», выпуск: № 31 (1508) 21.04.2009