Восточные славяне - братья или партнеры?

Дмитрий Корчинский считает, что с Российской Федерацией нужно говорить мягко, а поступать жестко
Восточные славяне - братья или партнеры?

Идея о братстве славянских народов, как показывает время, актуальна независимо от государственного строя и уровня экономического развития. Только трактовки того, что под этим братством подразумевать, бывают кардинально противоположными.

Сегодня и завтра в Киеве проходит III Собор славянских народов Беларуси, России и Украины. Как и на предыдущих двух - 2001-го и 2007 годов - на нем будут обсуждаться вопросы укрепления межконфессиональных и межнациональных связей между тремя восточнославянскими нациями. Заметим, что вопрос единения Украины, России и Беларуси последнее время активно педалирует и ряд отечественных политсил. В первую очередь, речь идет о ПСПУ, а также о КПУ и СЛС. О восстановлении "нормальных отношений" с РФ говорят и в Партии регионов. Выводы из вышесказанного просты: идея о славянском братстве трех православных народов по-прежнему жива, а благодаря не очень успешной прозападной политике нынешней власти она становится еще актуальней. Соответственно, в сегодняшней ситуации, когда страна стоит на распутье, возникает вопрос - продолжать "ломиться" в ЕС или идти на сближение с Москвой и Минском? Сможет ли Украина в "славянском братстве" сохранить независимость?   
Напомним: становление белорусского, украинского и русского народов происходило в XIV-XV веках, и корень у вышеперечисленных наций был единый - древнерусский народ, проживавший в Киевской Руси. Память об этом корне сохранилась у людей на генетическом, подсознательном уровне, в связи с чем идея о единении, собственно говоря, и всплывает. Мол, как бы было хорошо трем православным восточнославянским народ вместе - это и возможность эффективно противостоять внешнему врагу, и шанс менее зависеть от мировой экономики с ее постоянными колебаниями.
После распада СССР в 1991 году идея о братстве стала одним из тезисов сторонников сближения с РФ, то есть укоренилась на юге и востоке страны. Заметим, что в Западной Украине мыслей о славянском единстве практически не возникало. Связано это с тем, что "братство" ассоциируется с лидерской ролью в нем Москвы, что галичане и волыняне однозначно не воспринимают.
Славяне цветут и пахнут

Некоторая попытка реализации идеи "славянского братства" была предпринята в рамках СНГ. Однако, как показало время, Содружество по большому счету существует лишь на бумаге. Другими словами, идея о единстве остается нереализованной, но в тираж не выходит, и даже более того. "Эта тема живет, процветает и здравствует. Судя по многим соцопросам, даже у молодого поколения нет никакого неприятия идеи единения Беларуси, России и Украины. Причем речь идет как о объединении в межгосударственное, так и в государственное образование, - рассказал "Салону" директор украинского филиала Института стран СНГ, политолог Владимир Корнилов. - Я хочу обратить внимание, что, судя по так называемому Евразийскому монитору (глобальный опрос, который регулярно проводится раз в квартал ведущими социологическими компаниями в республиках СНГ - ред.), желание объединиться с соседями в Украине гораздо больше, чем в России. То есть общественное мнение в РФ более настроено на самоизоляцию, чем в Украине. Так что у нас благодатная почва для лозунгов о славянском братстве и подобных идей. Эта тема поднимается, и будет подниматься, и никуда от этого не деться. Думаю, что рано или поздно вопрос о славянском братстве встанет на повестке дня".
По мнению эксперта, вопросы духовного и культурного единства будут пересиливать все прагматические аргументы. "Вспомните пример той же Германии: уж сколько десятилетий ее разделяли, уж насколько невыгодно с экономической точки зрения для ФРГ было объединяться с ГДР, но вопросы духовного единства взяли верх над всеми остальными, - приводит пример Корнилов. - И у нас также: кто-то мечтает воссоздать СССР, кто-то - создать союз трех восточнославянских государств, кто-то говорит, что нужно по-прежнему в СНГ входить. В любом случае, подавляющее большинство украинцев выступает за объединение России, Украины и Белоруссии".
Социолог Евгений Копатько, в свою очередь, добавляет, что подобные настроения отнюдь не означают, что политсилы, выступающие с идеей единения, получат поддержку электората. "Эта идея витает в народе, но на первый план пока не выходит, - сказал Копатько "Салону". - Хотя мне братство России, Украины и Белоруссии очень симпатично. Этой теме нужно уделять больше внимания в СМИ, тогда она будет иметь больший резонанс".
Украинцы - конкистадоры, а россияне - это индейцы
Заметим, что точку зрения и уверенность Корнилова о будущем единении трех восточнославянских народов разделяют далеко не все украинцы - как простые жители, так и эксперты. Но самое интересное то, что даже люди, вроде бы не отрицающие идею союза Минска, Москвы и Киева, видят главным смыслом в ней отнюдь не духовное единство. "До сих пор лучше всего отношения с Россией выстраивал Леонид Кучма, - выразил свое мнение "Салону" лидер партии "Братство" Дмитрий Корчинский. - В свое время конкистадоры выменивали у индейцев золото на стеклянные бусы, а Кучма получал у РФ дешевые энергоносители и хорошее отношение к нам в обмен на вещи, которые в мире давно вышил из моды, но в целом, все еще ценятся Россией. Леонид Данилович создавал для Москвы иллюзию, что у нее есть почти настоящий Черноморский флот, не педалировал тему евроатлантической интеграции Украины и прочее. То есть Кучма, что называется, помогал России надувать щеки на всякой мелочевке, на которую в мире давно никто не обращает внимание".
Те, кто придерживается мнения, схожего с мнением Корчинского, сегодня сетуют, что теперешние правители Украины не способны получать дешевые энергоносители в обмен на иллюзии, и приходится, к сожалению, платить деньгами. "Иллюзиями сегодняшняя элита пытается кормить не РФ, а украинский народ, что очень не хорошо. Теперь, видимо, уже к старому не вернешься, хотя можно было бы назначить Кучму министром иностранных дел хотя бы, но я боюсь, что он не захочет. Да и Россия уже не та", - говорит Корчинский, замечая при этом: о славянском братстве говорить можно и нужно. Только принцип взаимоотношения с Москвой нужно сформулировать правильно. "Я бы его сформулировал так: говорить мягко, а поступать жестко. Украина сегодня делает наоборот - свирепо разговаривает с Россией, а поступает полностью по-лоховски, а надо бы по-другому, - поясняет лидер "Братства". - То есть существуют такие вещи, которые делать можно, но говорить о них нельзя. Вот именно это должна усвоить Украина. В наших братских отношениях Украина всегда исполняла роль Авеля. Также напомню: народная мудрость гласит, что самые большие ссоры всегда возникают между братьями, которые могут жить в мире только в присутствии сильного отца. Но поскольку мы не готовы признавать никакого сильного отца, то, видимо, в мире нам жить не придется. Но пока мы точим нож, не следует этого делать на виду у всех".
Приложить силы, чтобы не развалиться
Существует еще одна точка зрения: прежде чем думать о славянском единстве, в данном случае не важно - "по Корнилову", "по Корчинскому" или как-то еще - Украине нужно приложить силы, чтобы самой не развалиться. Причем разлом может произойти не по линии "восток-запад", а на уровне отдельных регионов, и в роли главных желающих независимости выступит отнюдь не Донбасс, а западноукраинские области. Некоторые отечественные СМИ сегодня пишут, что местные жители не скрывают своего тяготения к большей самостоятельности западных регионов от "недееспособного" Киева, она позволила бы им сепаратно вступить в ЕС. Растущий внешний интерес к Волыни и Галичине в сочетании с перманентным политическим кризисом связан с проработкой вариантов будущего этих частей страны, если центральная власть будет окончательно парализована. Эти тенденции сочетаются с тем, что Украина в последнее время, как уже писалось ранее, любит "понаезжать" на Россию.
Если примешивать сюда идею о славянском братстве, то неизбежно возникает вопрос - как строить отношения с Минском и, в первую очередь, с Москвой? Как сделать так, чтобы не допустить дробления страны, чтобы не попасть в зависимость от соседей, но и не злить их затачиванием того ножа, о котором говорил Корчинский? "Это очень деликатный вопрос, так как нам необходимо, с одной стороны, укреплять независимость государства, работать для единения населения Украины, - сказал "Салону" нардеп ВР от НУНС, политолог Олесь Доний. - Ни для кого не секрет, что каждое государство печется о величии национальных идеалов, о государственном языке и национальной культуре. Но в ситуации с Украиной нужно помнить: страна очень долгое время находилась в мощном культурном поле других народов. Сначала это была польская, потом российская цивилизации. Делать вид, что этого в истории не было, мы, конечно, не можем. Часть населения Украины до сих пор ориентирована на эти ценности, и за один год или десятилетие менталитет людей не поменять".
То есть Украине необходимо работать над единением, а с другой стороны - делать это настолько толерантно, чтобы не ограничивать права национальных меньшинств. В то же время, там, где вопрос нацменьшинств переходит из культурной плоскости в политическую и может нанести ущерб интересам государства, такие проявления надо пресекать. "То есть поддержка идентичности русской, молдавской или крымско-татарской общины не должна грозить отделением части Украины, - поясняет Доний. - В этом плане нельзя не признать, что граждане, в том числе и русскоязычные, должны иметь права. Другое дело, когда под эгидой борьбы за культуру и единения с родственным народом идут попытки создания структур, способных нанести вред украинскому государству. Причем иногда некоторые политики целенаправленно подпитывают раскольнические настроения. И никакая идея (о славянском братстве - ред.) не должна играть на руку таким настроениям. Провести границу между соблюдением прав и пресечением центробежных тенденций, конечно, не просто. Но закрывать глаза на эту проблему недопустимо. Все зависит от культуры государственных деятелей".
Белорусский пример на память
Таким образом, вывод на первый взгляд простой: надо пытаться извлекать выгоду из сотрудничества с ЕС, не брезговать более тесными контактами с Москвой и Минском. Насчет Евросоюза разговор отдельный, а в плане того, как нужно строить отношения с первопрестольной, можно брать пример с Минска и учитывать его ошибки. Вслепую доверять РФ, руководство которой тоже любит говорить о братстве, не стоит. Надо вспомнить, что вся православно-славянская патетика не помешала Москве завладеть белорусской ГТС (схема проста - Минску, вроде бы как решили помочь и дали кредит, а когда он не смог расплатиться, предложили отдать ГТС). РФ и сегодня то и дело показывает, что не очень-то и хочет говорить с Минском на равных, поэтому союзное государство России и Беларуси существует, по сути, только на бумаге. Сегодня Александр Лукашенко, как только Россия начинает на него надавливать, делает реверансы в сторону Запада. Похоже, "батьку" при этом нисколько не смущает то, что злопыхатели могут обвинить его в предательстве идеалов славянского братства.
Да, без тесного сотрудничества с Москвой нам не обойтись, так как невозможно не иметь отношений с соседями и не извлекать из этого выгоду. Но нельзя забывать о прагматизме. Ведь те же страны Латинской Америки строят сотруднические отношения не только на патетике, которая имеет место быть, а руководствуются и экономическими соображениями. Соответственно, идеологическая составляющая восточнославянского братства лучше всего ляжет на взаимовыгодные деловые отношения. А следование красивым посулам о том, что Беларусь, Украина и Россия должны стремглав объединяться, так как это им якобы на роду написано, приведет к потере экономической, а может быть и политической независимости двух первых двух стран из трех вышеназванных
Автор: Кирилл ФИЛЬЧАКОВ
Все статьи рубрики: Аналитика
«Салон Дона и Баса», выпуск: № 32 (1509) 24.04.2009